Почему мы видим сны

Почему мы видим сны

Почему мы видим сны

В третьем тысячелетии до н.э. правители Месопотамии записывали и толковали сны на восковых дощечках. Тысячу лет спустя древние египтяне записали сонник, содержавший более ста описаний снов и их значений. С тех пор мы не оставляли попыток понять, почему нам снятся сны. Итак, после многих научных исследований, технологических достижений и настойчивых поисков, у нас всё ещё нет точных ответов, но есть несколько интересных теорий. 

Мы видим сны, чтобы исполнять желания. В начале 1900-х годов Зигмунд Фрейд предположил, что наши сны, включая кошмары, — это образы из нашей сознательной жизни, и они также имеют символическое значение, которое относится к исполнению наших подсознательных желаний. Фрейд выдвинул теорию, что всё, что мы помним после пробуждения, это символическая картина наших подсознательных примитивных мыслей и мотивов. Фрейд полагал, что в процессе анализа наших снов нашему сознанию открывается подсознательная суть, и психологические проблемы, вытесненные в подсознание, могут быть решены.

Мы видим сны, чтобы помнить. Для увеличения производительности умственной работы процесс сна необходим. Но ещё лучше при этом иметь сновидения. В 2010 году исследователи обнаружили, что испытуемые лучше проходили сложный трёхмерный лабиринт, если перед своей второй попыткой они видели этот лабиринт во сне. По факту они сделали это в 10 раз лучше, чем те, кто только думал о лабиринте, бодрствуя между попытками, и чем те, кто спал, но не видел его во сне. Исследователи выдвинули теорию, что некоторые процессы в памяти могут происходить, только когда мы спим, и наши сны — это сигнал, что эти процессы происходят.

Мы видим сны, чтобы забыть. Существует около 10 000 триллионов нейронных связей в структуре нашего мозга. Они создаются всем, о чём мы думаем и что мы делаем. Нейробиологическая теория сновидений, названная теорией обратного обучения, полагает, что во сне и в основном в фазе быстрого сна кора головного мозга проверяет нейронные связи и избавляется от ненужных. Без этого процесса, который отражается в наших снах, мозг может переполниться бесполезными связями и ненужные мысли могут разрушить нужное мышление, которое нам понадобится после пробуждения.

Мы видим сны, чтобы поддерживать работу мозга. Теория постоянной активации предполагает, что сновидения — это результат потребности мозга постоянно объединять и создавать долгосрочные воспоминания для нормального функционирования. Если поток внешней информации снижается до определённого уровня, например во время сна, мозг автоматически запускает процесс формирования данных из хранилищ памяти, что проявляется в виде мыслей и чувств, которые мы испытываем в наших снах. Другими словами, наши сновидения могут быть заставкой, которую включает наш мозг, чтобы не отключаться полностью.

Мы видим сны, чтобы репетировать. Cны об опасных ситуациях очень распространены, и, согласно теории репетиции, содержание сна важно для его цели. Будь то сон, наполненный страхом быть пойманным медведем в лесу, или драка с ниндзя в тёмном переулке, такие сны позволяют нам практиковать инстинкты борьбы или бегства и поддерживать их на случай, если они понадобятся в жизни. Но такие сны могут быть и приятными. Например, сны о симпатичной соседке могут послужить тренировкой вашему инстинкту размножения.

Мы видим сны, чтобы исцелиться. Стрессовые нейромедиаторы в мозге намного менее активны во время фазы быстрого сна, даже во время снов о травматических переживаниях, что подтолкнуло некоторых учёных к мысли, что цель сновидений — притупить мучительный опыт и исцелиться психологически. Переживание травмирующего события во сне с наименьшим стрессом даёт более ясное понимание проблем и позволяет обработать их психологически здоровым способом. Люди с аффективными расстройствами и ПТСР имеют проблемы со сном, что заставляет учёных полагать, что недостаток сна может способствовать болезни.

Нам снятся сны для решения проблем. Основываясь на общепринятой логике, наш мозг может создавать бесчисленные сценарии, чтобы понять проблему и сформулировать решения, которые мы могли не рассматривать в жизни. Джон Стейнбек называл это «комитетом сна», а учёные продемонстрировали эффективность сна при решении проблем. Знаменитый химик Август Кекуле открыл структуру молекулы бензола во сне. Это подтверждает, что иногда лучшее решение проблемы — это сон. Это всего лишь некоторые из теорий сна.

Современные технологии дают всё больше возможностей понимать работу мозга, и вероятно, что однажды мы узнаем точную причину возникновения сновидений. Но пока эти времена не наступили, нам надо продолжать спать и видеть сны.

Еще по теме:

Ваша оценка публикации
  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1
(7 голосов, 5 из 5)